Про родину

2013/12/07

Еще до моего переезда в США, когда знакомые узнавали об этом, то они, в основной своей массе, делились на два лагеря: первые поздравляли и желали успеха в новой стране, а вторые говорили много слов о патриотизме, подъеме России с колен и прочей ерунде. Основные слова, конечно, были сказаны о патриотизме и о том, что я не патриот, а хуже этого может быть только панк-молебен в церкви.

Если сказать, что я не думал об этом — означает соврать. Конечно же я думал о таких высоких материях как «патриотизм», «родина» и даже «подъем с колен».

Я довольно много думал обо всем этом и понял, что нет у меня патриотизма в классическом смысле. Равно как и нет той, пресловутой любви к родине. Будучи русским по рождению, причем, рожденным в Казахстане (если мама — польско-украинская еврейка, папа — русский-беларус, то дети — конечно же русские), я считаю американцев такими же близкими мне людьми как и своих соотечественников. А во многом даже и ближе. Мы все, в первую очередь, люди. Хорошие ли, плохие ли — люди. А нации, даже государства — понятия устаревающие. По крайней мере здесь, в США, я убедился в этом на собственной шкуре.

И родина для меня — вещь эфемерная, совсем не обязывающая. Именно поэтому с маленькой буквы. Родина — лишь географическая точка в биографии. Родной город, страна — в которой вы родились и совсем не обязаны жить до смерти. Это лишь память и ничего больше. Причем, память эта не обязательна хорошая.

Люблю ли я свою родину? О да, я люблю ее леса, речки и озера. Люблю горы и поля, местами я люблю даже людей своей родины. Но эта любовь не заставит меня любить государство…

Родина